Как любить ребенка

МновыйОбложка книги "Как любить ребенка" с фотографией Януша Корчаканогие знают о подвиге польского педагога Януша Корчака.

В годы второй мировой войны сироты из детского дома, которым руководил Корчак, попали в Варшавское гетто, а потом в Треблинку, лагерь смерти. К этому времени Корчак был знаменит как педагог, писатель и детский врач. Несколько раз друзья предлагали ему спастись. Даже фашисты готовы были освободить его. Но он не оставил детей. Он продолжал учить, воспитывать, лечить — тогда, когда речь могла идти только о выживании. Он остался с детьми до конца…

Жизнь этого удивительного человека внешне похожа на жизнь многих его современников. Корчак родился в семье еврейского врача, не особенно сильно державшегося за свои корни. Поэтому в детстве родители называли мальчика на польский манер Хенриком (производное от еврейского имени Хирш); а, став взрослым, он взял себе польский псевдоним.

Хенрик продолжил семейную традицию и поступил на медицинский факультет Варшавского университета, но довольно рано понял, что его призвание — педагогика. Подрабатывая репетиторством, он умел находить особый подход к каждому ученику – при помощи сказки, живого общения превращал сухие и скучные предметы в нечто захватывающее. Он не бросал врачебную практику, но при любой возможности отдавался учительству. На свои средства он ездил по Европе и перенимал опыт выдающихся педагогов.

Корчак побывал на русско-японской и первой мировой войне, а в промежутке между ними построил «Дом сирот» — приют для еврейских детей, оставшихся без попечения родителей.

Это произошло в 1910 году – Корчак, наконец, оставил медицину и полностью посвятил себя педагогике. Он руководил «Домом сирот» до конца жизни.

Интересно, что в организации жизни детей, общей направленности воспитания Корчак во многом придерживался идей Антона Семеновича Макаренко. В приюте существовало детское самоуправление – парламент, решения которого становились обязательными и для взрослых. У детей были свой флаг, свой суд и своя газета. В этой связи вспоминается детский парламент из дилогии о короле Матиуше – замечательной сказке-притче, любимой многими детьми.

Литературный талант Корчака также обнаружился рано, но довольно долго он скептически относился к своим опытам (это были статьи о воспитании и книги для детей). Возвратившись с русско-японской войны, Корчак с удивлением обнаружил, что его книги пользуются большой популярностью.

«Как любить ребенка» — самая известная «педагогическая» книга Януша Корчака. Он писал ее на войне, «в полевом лазарете, под грохот пушек». Он излил на бумагу самые сокровенные, выстраданные мысли. Наболевшие вопросы требовали ответа: как могло случиться такое человекоубийство в просвещенном XX веке? Почему люди не становятся лучше? Как могли взрослые развязать войну, в которой столько детей стало сиротами? Что делать, чтобы это не повторилось?

Прямо о войне Корчак не пишет, но разве не о духовной деградации людей буквально кричит он с первых страниц книги?

Часто можно слышать, что материнство облагораживает женщину, что, только став матерью, она созревает духовно. Действительно, материнство ярким пламенем освещает задачи духовного бытия женщины, но их можно и не заметить, и трусливо откладывать на потом, и обижаться, что нельзя приобрести за деньги готового решения.

Велеть кому-нибудь продуцировать нужные тебе мысли — то же, что поручить сторонней женщине родить твоего ребенка. Существует категория мыслей, которые надо рождать самому, в муках, и они-то и есть самые ценные. Они решают, что ты, мать, дашь ребенку — грудь или вымя, воспитаешь его как человек или как самка, будешь руководить им или силой на вожжах тянуть за собою, будешь играть им, крошечным, и нежностью к нему восполнять ласки равнодушного или немилого мужа, а когда он подрастет, бросишь на произвол судьбы или станешь ломать…

Материнство облагораживает женщину, когда она жертвует собой, отказывается от себя, отдается ему всей душой, и деморализует, когда, прикрываясь мнимым благом ребенка, отдает его на съеденье своим амбициям, привычкам, страстям…

Разве земля благодарит солнце за то, что оно светит? Дерево — семечко, из которого оно выросло? А разве соловей посвящает свои трели матери за то, что та когда-то обогревала его собой?

Отдаешь ли ты ребенку то, что сам получил от родителей, или одалживаешь на время, тщательно учитывая и подсчитывая проценты?

Разве любовь — услуга, которую можно оплатить?

Отсутствие любви – вот причина войн и других бед мира.

Очевидно, Корчак встречал немало матерей, которые не просто не любят своих детей, но даже и не знают, зачем им нужны дети. Кое-как выполняют материнские обязанности (а если никто не следит за ними, то и не выполняют), ищут готовые рецепты (по принципу магии – сделай вот так – и малыш станет послушным), перекладывают воспитание детей на детский сад и школу (или даже не перекладывают, а следуют принципу «жизнь научит»).

…вместо того чтобы мужественно констатировать: воспитание ребенка — не приятная забава, а работа, в которую нужно вложить усилия бессонных ночей, капитал тяжелых переживаний и множество размышлений…

Таких матерей много и сейчас. И вот если ты не такая мать – эта книга для тебя.

Корчак использует личностное обращение – «ты» — и оно превращает повествование  в беседу. Беседу с той конкретной матерью, которая в данный момент читает книгу.

Стиль этого повествования полемический. Автор постоянно как бы спрашивает читателя: «А как ты относишься к своим детям?», «А как ты поступаешь?». Иногда читателю даже приходится оправдываться:

[Взрослые] такие счастливые, все могут купить, что хотят, все им можно, а они всегда на что-то злятся, кричат по пустякам. Взрослые не все знают, часто отвечают, чтобы отвязаться… Взрослые не добрые. Когда они в хорошем настроении, то все можно, а когда злые, то все им мешает… Взрослые лгут. Это вранье, что от конфеток делаются червячки, а если не заснешь, то тебя волк утащит… Они не держат слова: обещают, а потом забывают, или выкручиваются, или в наказание не разрешают, да и так бы ведь не позволили… Они велят говорить правду, а скажешь правду, — обижаются…

Так и хочется воскликнуть: «Нет, я не такой, я так себя не веду!»

При этом Корчак не дает готовых рецептов, но заставляет задуматься о том, что, на первый взгляд, очевидно, а на самом деле, неоднозначно.

Вот некоторые вопросы, о которых вместе с читателем размышляет Януш Корчак:

  • Ребенок – кто это? Оказывается, ребенок – это человек. Нет, не только в биологическом смысле, а во всех смыслах, какие только могут быть. Причем нередко этот человек гораздо лучше взрослого, которому судьба отдала его «на воспитание». На самом деле, в области интеллекта дети равны взрослым, в области чувств – превосходят их. Детям недостает лишь одного инстинкта (точнее, он не столь отчетлив), а как знать, делает ли честь взрослым употребление этого инстинкта? Лишь одним отличаются дети от взрослых – жизненным опытом. Получается, что «вся разница между ребенком и взрослым в том, что он не зарабатывает себе на хлеб, что, будучи у нас на содержании, он вынужден подчиняться нашим требованиям».
  • Ребенок требует уважения. Ведь взрослым, равным себе мы не отказываем в уважении? Почему же с детьми каждому вольно вести себя как хочется? «Детей нет, есть люди», — пишет Корчак и настаивает на отношении к детям как к равным себе, только из-за недостаточной опытности требующим разумного руководства.
  • Ребенок – это личность. Януш Корчак критикует расхожее представление о «несформировавшейся личности» ребенка, который «превращается» в полноценного человека в процессе воспитания и обучения. Даже кроха – уже личность, а развития, формирования и, возможно, коррекции требуют только свойства этой личности.
  • Чей он? Корчак развенчивает и миф о том, что дети принадлежат родителям (матери). Он нуждается в матери, в ее любви и заботе, он и сам жаждет любить, он нуждается в грамотном руководстве, но собственническое отношение к детям – это ошибка.
  • Какой он? Каким он должен быть? Много вопросов возникает у матери о своем малыше, многого она ждет от него. Всем родителям хочется, чтобы он был здоровым, красивым, умным и послушным. Какие подводные камни таятся в каждом из этих естественных желаний? О чем на самом деле стоит заботиться? На эти вопросы Корчак дает профессиональные ответы (к примеру «Не – умен ли, скорее – какой ум?»)
  • О материнской чуткости и здоровье ребенка. Очень многое в здоровье, развитии ребенка зависит от чуткости матери. Чуткость – это постоянное внимание к ребенку, наблюдение за ним, размышление о нем и возникающая из этого особая интуиция матери. Эта интуиция заставит мать отказаться от рекомендаций знаменитости, если они не приносят пользы, разрешить малышу есть столько раз в день, сколько он требует, установить запреты, о которых она, быть может, ни от кого не слышала раньше. Из этой интуиции рождается подход к ребенку как неповторимой личности, приятие его таким, какой он есть, а не каким его хотят видеть родители и окружающие.
  • Права ребенка. Среди множества прав детей самыми важными Корчак считает право на смерть, право на сегодняшний день, право ребенка быть тем, что он есть. На самом деле, сколько тщетных жертв порой приносится будущему ребенка, скольких прогулок он лишается из-за чрезмерного беспокойства о его здоровье, каких напрасных усилий стоит иногда желание сделать его более умным/послушным/красивым. А ведь сегодняшний день не вернуть. Он живет сейчас; важно, чтобы каждый день был прожит полноценно и радостно.

Это только малая часть проблем, которые затрагивает Корчак в своей книге. Для любознательного и чуткого родителя она станет настоящим кладезем знаний о том, как на практике, среди сложностей реальной жизни (а не в идеальных построениях воспитателей) любить ребенка.

Настоящим примером истинной любви стала жизнь Януша Корчака.

Для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.

Он действительно сделал все возможное, отдав детям свою жизнь в прямом и переносном смысле этого слова.

СКАЧАТЬСкачать книгу «Как любить ребенка»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − четыре =