Способности и музыкальность

МновыйМалыш слушает музыкуногие родители знают, насколько полезны для детей занятия музыкой. Все музыкальные инструменты для игры на них задействуют пальчики, а значит, развивается мелкая моторика. Знакомство со знаковой системой, принципиально отличающейся от структур привычного нам языка, развивает интеллект ребенка. А уж как обогащается эмоциональный мир ребенка!

Подробнее о пользе занятий музыкой можно прочитать в статье «В чем польза от занятий музыкой?». Повторим еще раз – эту пользу трудно переоценить. Почему же так мало детей учатся музыке? И музыкальных школ сейчас достаточно, и преподавателя можно пригласить на дом, а все осталось как прежде: на порой единственного маленького музыканта в классе смотрят, как на «чудо природы».

Среди родителей бытует несколько предубеждений против занятий музыкой.

Кто-то испытал на себе «прелести» ежедневного нудного проигрывания гамм и упражнений. Попался в детстве неважный преподаватель, и музыка из волшебства превратилась в мучение. Став взрослым, такой родитель предпочитает держать свое чадо подальше от противных гамм. Это предубеждение не выдерживает критики. Сейчас найти учителя, любящего музыку и умеющего передать свои знания и любовь ученику, не сложно.

Второе предубеждение заключается в том, что родители не видят от занятий музыкой такой пользы, как, например, от изучения иностранных языков или чтения книг. Возможно, в такой постановке вопроса есть доля истины. Тем не менее, для дошкольника и ученика младшей школы занятия музыкой гораздо полезнее, чем занятия иностранным языком. Стоит изучить этот вопрос внимательнее.

И самое стойкое предубеждение звучит примерно так: «Музыкальные способности – это большая редкость. Мой ребенок не поет, не просит купить ему гитару или синтезатор, значит, у него нет музыкальных способностей. Ни к чему и начинать, ведь без способностей все равно ничего не получится!»

Стоит разобраться в том, что представляют собой музыкальные способности и так ли уж они редки.

Откуда мы узнаем о способностях?

Задумайтесь над вопросом – а откуда мы знаем, что у одного ребенка есть способности к рисованию, у другого просто феноменальное чувство языка, а третий почти гений математики?

Нам показывают рисунки ребенка и знающий человек говорит: «В них что-то есть…». Учитель на родительском собрании рассказывает об ученике, который пишет диктанты без ошибок, и при этом не знает правил. А ребенок общих знакомых поехал на областную олимпиаду по математике.

Заметьте: каждый из этих детей занимается рисованием, письмом, математикой, и по результату этой деятельности мы судим, что у ребенка есть к ней способности.

Это закон – способности проявляются (и потом уже развиваются) в деятельности. Следовательно, судить о музыкальных способностях абстрактно, не наблюдая ребенка в музыкальной деятельности, нельзя.

Тем не менее, необычная стойкость описанного заблуждения имеет под собой почву.

Дело в том, что выдающиеся музыкальные способности, правильнее сказать, музыкальная одаренность, почти всегда обнаруживаются в раннем возрасте. Музыкально одаренный ребенок поразит родителей тем, что начнет напевать раньше, чем говорить. Или будет очень любопытен к любым звучащим предметам, начнет исследовать их в этом направлении. Будет быстро запоминать детские песенки и воспроизводить их выразительно и чисто, а если среди игрушек найдется барабан или детское пианино, начнет подыгрывать себе.

Одаренность, а тем более талант встречаются очень редко. Способности и одаренность – совсем не одно и то же. Если же говорить именно о способностях, то их можно обнаружить только, наблюдая за ребенком в соответствующей деятельности.

Из чего складываются музыкальные способности?

Для того чтобы начать заниматься музыкой, на самом деле не надо иметь каких-то особенных способностей, кроме способности слышать и способности чувствовать ритм.

А эти элементарные способности присущи не только человеку, но и многим высшим животным. Считается даже, что инстинктивный мелодический слух у птиц развит лучше, чем у человека.

Пройдет немного времени, и у ребенка, который занимается музыкой, начнут проявляться и развиваться уже непосредственно музыкальные способности. Их называют специальными сложными, или профессиональными способностями. Среди них принято выделять музыкальный слух, чувство метроритма, музыкальную память, музыкальное мышление, музыкальное воображение, эмоциональную отзывчивость на музыку.

Музыкальный слух

Слух есть у всех людей, это понятно, а вот как понять – музыкальный он или нет?

Вся разница здесь в понятии звука. Есть звуки шумовые (это большинство окружающих нас бытовых звуков). Мы легко отличим шум поезда от стука молотка, забивающего гвоздь. Но сказать, а какой из этих звуков выше или ниже, так сразу и не сможем, да это нам и ни к чему.

У музыкальных же звуков их высота – главное качество. Оно не единственное, важны также и громкость, и тембр (окраска звука), но точная высота – это то, что отличает музыкальные звуки от шумовых.

И это именно то, что должен различать в звуках человек с музыкальным слухом.

Итак, если вы никогда не думали о том, что у звуков бывает какая-то там высота, вы даже не сможете предположить, есть ли у вас музыкальный слух или нет. Чтобы это узнать, нужно учиться. Когда ребенок начнет что-то узнавать о музыкальных звуках, станет понятно, какой у него слух. Не просто, хороший он или плохой, у музыкального слуха есть еще специфические разновидности.

Абсолютный слух

Это способность точно определить высоту звука без настройки и без сравнения с другими звуками. Ключевое слово в определении – точно. Это значит назвать звук «по имени» — тому принятому между музыкантами имени, которое обозначается нотами (до, ре, ми, фа, соль и так далее с добавлением других специальных обозначений).

Абсолютный слух можно сравнить с фотографической зрительной памятью. Для человека с таким слухом каждый звук – как буква в алфавите. Он единственный, особенный, его ни с чем невозможно спутать.

Конечно, такой слух – большое подспорье для музыканта. Почти всегда он есть у гениальных музыкантов. Но у большинства музыкантов его нет, потому что это качество врожденное и очень редкое.

Относительный слух

Если абсолютный слух связан с памятью, то относительный – с мышлением. Человек может определить высоту звуков в сравнении с другими звуками. Здесь есть два аспекта:

  1. Можно уметь ориентироваться внутри лада, той организации музыки, в которой неустойчивые звуки связаны с устойчивыми, они соединяются между собой в аккорды, которые поддерживают и «раскрашивают» мелодию.
  2. Можно уметь ориентироваться в интервалах, то есть в расстоянии между звуками, которые не обязательно образуют лад.

И то, и другое необходимо музыканту, и относительный слух у профессионала должен быть очень точным.

Абсолютный и относительный слух – не противоположности, но дополняют друг друга. Более того, если обладатель абсолютного слуха не будет развивать относительный слух – он не сможет стать музыкантом.

Внутренний слух

Постепенно у человека, который профессионально занимается музыкой, вырабатывается одно важное качество: посмотрев на ноты, он может представить, как будет звучать то, что в них написано. Это свойство называют внутренним слухом, хотя на самом деле к слуху как звуковому анализатору он почти не имеет отношения. Это свойство памяти и воображения.

Чувство метроритма

Музыка – искусство, разворачивающееся во времени (процессуальное). Поэтому в ней важны не только соотношения высоты звуков, но и соотношения отрезков времени. Звук может длиться долго, а может быть коротким, и взаимосвязь длительностей звуков образует ритм.

Метр – более общее понятие. Простым языком о нем можно рассказать так: мы маршируем на счет раз-два (это двухдольный метр), танцуем вальс на счет раз-два-три (это трехдольный метр). Метрически музыка очень разнообразна, но двухдольный и трехдольный метры – основа музыки.

Вы, наверное, не раз наблюдали, как ребенка просят повторить ритм, прохлопанный при помощи ладоней. Считается, что если ребенок справился с заданием, то у него хорошее чувство метроритма. На самом деле это не совсем верно.

Конечно, если ребенок повторил ритм, то чувство ритма у него точно есть. Но если и не повторил – оно тоже есть. У него может быть плохая координация движений, его может подвести память (особенно если ритм достаточно продолжительный). Между тем, что мы слышим, и тем, что воспроизводим, есть большая разница.

Ту же самую ошибку часто допускают и при диагностике слуха, когда просят ребенка спеть предложенный звук (мелодию или песенку), а ребенок не может повторить его. За воспроизведение отвечают совсем другие, в том числе физиологические, механизмы. Чаще всего ребенок просто не умеет координировать слух и голос, но это не значит, что у него нет слуха.

Когда ребенок поет чисто, красиво и ритмично, и его никто этому не учил, велика вероятность того, что это музыкально одаренный ребенок. С таким ребенком музыкой заниматься нужно обязательно!

Память, мышление, воображение – и все это музыкальное!

Если слух и чувство метроритма проявляются и развиваются в занятиях музыкой, что говорить о таких вещах как память, мышление и воображение. Прилагательное «музыкальный» здесь говорит о том, что ребенок учится:

  1. Запоминать, узнавать и воспроизводить по памяти музыкальный текст и музыкальные образы.
  2. Оперировать музыкальными образами, уметь извлекать из них информацию, перерабатывать ее и делать из нее выводы.
  3. Создавать музыкальные образы, не являющиеся прямым воспроизведением ранее услышанной музыки.

Согласитесь, трудно предположить, что все это возможно, пока не попробуешь.

Музыкальность

Когда мы говорим о слухе или чувстве метроритма, то имеем в виду некий «количественный показатель» (слух может быть плохим, хорошим или очень хорошим). Понятие «музыкальность» отражает качественную сторону взаимодействия человека с музыкой. Она связана с тонкостью и глубиной эмоционального восприятия музыки, способностью переживать ее смысл. Музыкальность иногда называют эмоциональной отзывчивостью на музыку.

С музыкальностью дело обстоит самым неожиданным образом. Исследования восприятия музыки показали, что людей, полностью неспособных к «чувствованию» музыки, очень мало (0,2% от испытуемых). При этом у разных людей способ восприятия музыки отличается.

  • У одних ведущим способом восприятия является чувство. При слушании музыки они обращают внимание на настроение, которое вызывает музыка, на смену настроений. Образы носят зрительный, картинный характер.
  • Другие люди оперируют мыслями. Музыка вызывает в них не картинные, в структурные образы действительности, как статичные, так и динамичные. Такие люди склонны анализировать то, что они слышат, оценивать соответствие музыки изображаемому образу.
  • Есть люди, у которых мысль и чувство занимают примерно равное положение. Образ окрашивается настроением, чувство вызывает ассоциацию с образом.

Не правда ли, точно по Павлову – первая и вторая сигнальные системы и их соотношение? Так и есть, способ реагирования на музыку устойчив, зависит от психических особенностей и индивидуален для каждого человека. Он характеризует личность человека.

А это значит, что романтический типаж «полубезумного», увлеченного только музыкой, оторванного от реальности музыканта исчезает и появляется человек гармонично развитый, тонко чувствующий и умеющий мыслить художественными образами (в том числе и структурными). Таким был великий композитор Иоганн Себастьян Бах, таким был великий пианист Святослав Рихтер.

Эти музыканты – яркие примеры «математиков в музыке». Есть среди музыкантов и «художники», встречаются и люди среднего типа. Музыка доступна любому человеку, и музыкальные способности – это вовсе не редкий дар. Они появятся у того, кто захочет прикоснуться к музыке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 15 =