О чем «рассказывает» музыка

ОМузыка - язык чувствбъяснить ребенку, в чем смысл музыки, не так-то просто. Ведь сказать, что она передает чувства человека, значит не сказать почти ничего. Дети не так хорошо представляют себе, что такое чувство. Они испытывают чувства сильнее и ярче взрослых, а вот рефлектировать по этому поводу почти не могут.

Поэтому из объяснения «музыка рассказывает о чувствах людей, например, о радости и грусти, о любви, о счастье, о волнении» ребенок мало что поймет. А любознательный ребенок тут же задаст новые вопросы: «Что это значит? Как так получается? Как она это делает? Вот эта музыка передает радость и бодрость, и эта тоже – а почему тогда они такие разные?» Тут любой взрослый станет в тупик. К тому же смысл музыки не ограничивается передачей человеческих чувств, он еще более сложен (есть даже мнение, что сущность смысла и природа музыки одинаковы).

Загадка в том, что по своей природе восприятие музыкальное (слуховое) не отличается от восприятия зрительного. То, что мы видим, можно описать словами (предмет большой, находится далеко, высокий, серый и так далее). То, что слышим, тоже можно описать (звук громкий, низкий, длинный, протяжный). А вот результат этого одинакового восприятия разный.

Зрительные образы почти всегда можно определить точно (это слон). О результате же восприятия музыки почти ничего нельзя сказать точно (похоже, это трубит слон). Как будто слуховое восприятие – это восприятие «второго сорта». Оно всегда принадлежит какому-то предмету, но не может быть самим предметом. Оно – свойство, дополнительная сторона зрительно воспринимаемых образов. Получается, что сами по себе, отдельно от предметов, звуки ничего обозначать не могут. Ведь даже ближайшие к музыке звуки – звуки речи – ценны для нас не сами по себе, а потому, что обозначают какие-то предметы, несут информацию.

Мы ищем смысл во всем. Читая рассказ или стихи, рассматривая картину, наслаждаясь кино или спектаклем, мы пытаемся понять, какой смысл вложил в произведение автор. Прочитать книгу и ничего из нее не понять равносильно тому, как не читать ее вовсе.

Инерция смысла заставляет нас говорить, что волны «нежно шепчут о любви», водопад «грозно гремит», лес «шумит тревожно», а море «стонет и плачет». Инерцию смысла мы пытаемся перенести и на музыку.

Это неверно, но не так уж плохо. Так делают даже композиторы (хотя, надо признать, далеко не все). Благодаря этому существует программная музыка. С ее помощью весьма удобно подойти к объяснению смысла музыки.

Программная музыка

Программной называют музыку, в которой есть словесное указание на ее содержание.

Это указание может быть разным. В известном фортепианном цикле П. И. Чайковского «Времена года» 12 пьес. У каждой пьесы есть свое название, состоящее из названия месяца и уточнения художественного образа («Январь. У камелька», «Февраль. Масленица» и так далее). Кроме того, каждой пьесе предшествует стихотворный эпиграф. Все вместе отлично помогает слушателю настроиться на восприятие музыки, мысленно нарисовать картину, создать зрительный образ.

Такой вид программы, как во «Временах года» Чайковского, встречается очень часто. Названия могут ограничиться парой слов. «Море», «Лунный свет», «Отражения в воде», «Сады под дождем», «Колокола сквозь листья», — в музыке Клода Дебюсси программа максимально обобщенная, внесюжетная.

Названия могут рассказывать о каком-нибудь событии. «Болезнь куклы», «Нянина сказка», «Марш деревянных солдатиков», «Игра в лошадки» — названия пьес из «Детского альбома» Чайковского позволяют слушателю представить развернутое во времени действие, соотнести его с музыкой, что облегчает восприятие.

Названия могут описывать человека или сказочный персонаж. «Два еврея, богатый и бедный», «Гном» из «Картинок с выставки» М. П. Мусоргского – замечательные примеры такого описания.

Встречается программа сюжетного типа. Варианты сюжетной программы тоже разнообразны. Так, слушая увертюру «Ромео и Джульетта» Чайковского, человек, знакомый с трагедией Шекспира, легко проследит ее основную сюжетную линию (столкновение любви и неумолимого злого рока). Это программа обобщенно-сюжетного типа.

В симфонической картине «Садко» Н. А. Римского-Корсакова программа картинно-повествовательная. Море, спуск Садко на дно морское, золотые рыбки, встреча с морской царевной, постепенно набирающая силу неистовая пляска, в кульминации которой Садко рвет струны на гуслях, снова море, — все это можно представить себе даже в виде кинофильма во время прослушивания музыки.

Бывает, что музыка буквально следует сюжету литературного первоисточника. Детям часто дают слушать симфоническое скерцо французского композитора Поля Дюка «Ученик чародея». Она написана по одноименной балладе Гете. Волшебник приказал своему ученику натаскать воды, а тот, решив облегчить свой труд, заколдовал метлу, чтобы она носила ведра с водой. Как остановить метлу, незадачливый ученик забыл. Она продолжала носить воду, даже когда баки были уже полны. Вода начала заливать дом. Ученик с досады разрубил метлу топором, но получилось только хуже: вместо одной метлы воду стали носить две. Пришел сам чародей, исправил положение и пожурил ученика. Все эти события изображены в музыке в точной последовательности.

Такую программу называют последовательно-сюжетной. Она встречается и в крупных произведениях, но гораздо реже, чем обобщенная.

Как видно из примеров, программной музыки очень много, а музыка для детей почти вся программная. Это не случайно. Зрительный образ, который возникает вместе с прослушиванием музыки, облегчает ее восприятие. Однако зацикливаться только на нем не следует. Вместе с картинкой, действием, персонажем, нужно подталкивать ребенка к осознанию настроения, которое создает музыка.

При этом обращаться следует к состояниям и переживаниям, знакомым ребенку. Прослушав «Апрель. Подснежник» из «Времен года» (с предварительной беседой о весне, чтением стихотворного отрывка), хорошо поговорить о том, что такое весна, выяснить, ждет ли малыш окончания зимы и тепла, хочет ли он, чтобы лето наступило быстрее. Потом послушайте пьесу еще раз. Состояние радостного волнения, трепетного ожидания, желания поторопить время, чтобы быстрее дотянуться до чего-то заветного и прекрасного ребенок после такого разговора не только почувствует, но и запомнит.

Звукоизобразительные возможности музыки

В программной музыке широко применяются звукоизобразительные приемы. Классический пример – «Кукушка» Дакена. На простом мотиве, с детства известном любому, построена виртуозная быстрая пьеса. Если прислушаться, кукушка там не одна. Их целый ансамбль. Они перекликаются, «спорят» друг с другом, перелетают с места на место, но делают это не хаотично, а упорядоченно. Почему так? Считается, что кукушка отсчитывает годы жизни человека. На самом деле, как похожи ее звуки на тиканье часов! А вся подвижная пьеса – на бег времени, который не остановить ничем.

Похожим образом ребенку нужно объяснять любой звукоизобразительный прием, который встречается в музыке, расширять его до некоего обобщения.

Пение птиц

Пение птиц само по себе музыкально, каждая птица отличается самобытной мелодией с богатой орнаментикой, оригинальным тембром звучания. Композиторы изображают пение птиц в музыке, связанной с образами природы, а также включают соответствующие элементы в крупные произведения, если это необходимо по смыслу.

Примеры:

  • опера «Снегурочка» Н. А. Римского-Корсакова,
  • 2 часть «Пасторальной» симфонии Бетховена,
  • 2 часть 3 симфонии А. Скрябина («Наслаждения»),
  • пьеса «Птичник» из «Карнавала животных» К. Сен-Санса,
  • романсы «Соловей» А. А. Алябьева и «Жаворонок» М. И. Глинки,
  • «Пробуждение птиц» для фортепиано с оркестром О. Мессиана.

А современные композиторы даже используют настоящие записи птичьих голосов. «Пение птиц» Э. Денисова и Cantus Arcticus (Концерт для птиц с оркестром) Э. Раутаваара – замечательные примеры таких сочинений.

Звуки воды

Плеск воды, шум моря, журчание ручейка – образы воды любимы многими композиторами. Ведь в текущей воде есть нечто завораживающее, вечное, как сама жизнь.

Примеры:

  • Н. А. Римский-Корсаков: опера «Садко», симфоническая картина «Садко», симфоническая сюита «Шехерезада»,
  • К. Дебюсси: «Паруса», «Море», «Отражения в воде», «Затонувший собор»,
  • фортепианная пьеса «Игра воды», «Лодка в океане» из цикла «Отражения» М. Равеля,
  • романс «Весенние воды» С. Рахманинова,
  • вокальные и инструментальные баркаролы.

Явления природы

Крупные явления природы тоже подвластны музыке. Буря, гром и молния, дождь, восход солнца, шелест и шум ветра, — они встречаются и как темы целых (иногда довольно крупных) произведений, и как части целого. Циклы на тему времен года есть у многих композиторов.

Примеры:

  • «Утро» из сюиты «Пер Гюнт» Э. Грига,
  • вступление к опере «Хованщина» «Рассвет на Москве-реке» М. П. Мусоргский,
  • К. Дебюсси прелюдия «Ветер на равнине»,
  • 3 часть «Пасторальной» симфонии Бетховена,
  • симфоническая фантазия «Буря» П. И. Чайковского,
  • романс «Сирень» С. В. Рахманинова.

Интонации речи

Человеческая речь богата интонациями. Мы можем не различать слов, но по интонации понимать, что человек возмущается, или жалуется, или кричит от восторга. Интонацию называют основой музыки, потому что каждая мелодия состоит из разных интонаций. Их значение закрепилось с течением времени и понятно всем любителям музыки.

Но иногда композиторы специально имитируют человеческую речь. Это подчеркивает какую-то важную мысль, делает музыку наиболее выразительной. В вокальной музыке часто встречается прием, когда фразу вокалиста допевают или повторяют инструменты оркестра.

К своеобразному речевому приему можно отнести и эхо.

Примеры:

  • 1 часть 5 симфонии Бетховена – соло гобоя,
  • «Два еврея, богатый и бедный» из «Картинок с выставки» М. П. Мусоргского,
  • мадригал «Эхо» О. Лассо,
  • сцена письма Татьяны из оперы «Евгений Онегин» П. И. Чайковского.

Звуки музыки

Как ни парадоксально, но в музыке принято имитировать звуки музыки! Это пастушьи наигрыши, имитация хорового пения в инструментальной музыке, звуки шарманки, фанфары и сигналы охотников.

Обычно такая имитация нужна как элемент более крупного описания – сцены природы или охоты. Фанфарным призывом нередко начинают какое-нибудь крупное произведение (оперу или симфонию). В давние времена фанфары были военными сигналами, а еще они привлекали внимание людей на городских площадях, рыцарских турнирах, перед выходом важных особ.

Примеры:

  • «В церкви» из «Детского альбома», «Сентябрь. Охота» из цикла «Времена года» П. И. Чайковского,
  • Симфония Й. Гайдна №103, финал (золотой ход валторн),
  • начало 4 симфонии П. И. Чайковского,
  • Э. Григ «Утро» из сюиты «Пер Гюнт»,
  • третья песня Леля из оперы Н. А. Римского-Корсакова «Снегурочка».

Звуки механизмов

Привлекает композиторов и имитация разных механизмов. Ход и бой часов, движение поезда и автомобиля, шум работающих станков на заводе – все это образы движения и времени.

Примеры:

  • «Попутная песня» М. И. Глинка,
  • «В путь» из цикла «Прекрасная мельничиха» Ф. Шуберта,
  • Й. Гайдн симфония № 101 «Часы», 2 часть,
  • «Завод. Музыка машин» из балета «Сталь» А. Мосолова.

Колокола

Колокольность – это один из стилистических признаков русской музыки. Каждый русский композитор использует в своей музыке имитацию бубенчиков мчащейся тройки, гудящего церковного набата.

Примеры:

  • Хор «Славься» из оперы М. И. Глинки «Жизнь за царя»,
  • Опера «Борис Годунов» М. П. Мусоргского,
  • 2 фортепианный концерт С. В. Рахманинова,
  • хор «Вставайте, люди русские» из кантаты «Александр Невский» С. С. Прокофьева,
  • «Ноябрь. На тройке» из цикла «Времена года» П. И. Чайковского,
  • Г. В. Свиридов «Тройка» из музыкальных иллюстраций в повести А. С. Пушкина «Метель».

Звуки сражений и битв

Любят композиторы изображать в музыке сражения и битвы. Такие эпизоды колористичны и всегда увлекают маленьких слушателей.

Примеры:

  • Кантата «Александр Невский» С. С. Прокофьева
  • Д. Д. Шостакович, 7 симфония,
  • 1 часть «Героической» симфонии Л. ван Бетховена,
  • симфонический эпизод «Сеча при Керженце» из оперы «Сказание о граде Китеже и деве Февронии» Н. А. Римского-Корсакова.

Леонард Бернстайн приводит интересный пример, когда рассказывает о смысле музыки. Он проиграл своей маленькой дочери тему из увертюры к опере Россини «Вильгельм Телль» и спросил ее, о чем эта музыка. Девочка ответила, что она о ковбоях и лошадях.

Послушайте увертюру сами – вы убедитесь, что по звукоизобразительным приемам музыка эта очень похожа на то, как скачут лошади. Россини, когда писал ее, думал об охоте и охотниках (Вильгельм Телль – охотник). Похоже, что швейцарские охотники тоже скакали на лошадях. Маленькая девочка ошиблась только в деталях, — она умела слышать и различать звукоизобразительные приемы в музыке.

От жанра к смыслу

Чтобы понимать смысл музыки, необходимо разбираться и в музыкальных жанрах.

Начать лучше с «трех китов»: песня, танец, марш. Их замечательно описал в своей известной книге Дмитрий Дмитриевич Кабалевский. Эти простейшие (первичные) жанры настолько прочно обосновались в жизни людей, что их часто не замечают. Вместе с тем они – основа всей музыки. Поэтому и говорят, что они «держат мир музыки», как древние киты держали земную твердь.

Особого внимания требует песня. Конечно, ребенок и так окружен песней с ранних лет, однако песенная культура совсем не ограничивается детскими песнями. Обязательно следует познакомить ребенка с романсом, выяснить, чем отличается романс от песни.

Отдельного знакомства требуют хоровое пение, разнообразные жанры народной песни. Вокальная музыка традиционно считается знаком «русскости», она исподволь воспитывает любовь к Родине.

Нередко песня впитывает в себя и танец, и марш. С накоплением слухового опыта обращают на себя внимание примеры маршевых песен, песен с танцевальной основой. Когда смешение жанров в песне хорошо воспринимается и осознается, хорошо ввести понятие «жанровость» — песенность, маршевость, танцевальность мелодий, пьес и частей крупных произведений, напрямую не связанных с первичными жанрами.

Постепенно ребенок будет знакомиться с «серьезными» жанрами классической музыки, в том числе и принципиально непрограммными (соната, симфония, концерт и другие жанры). Умение формировать зрительный образ при слушании музыки, выделять приемы звукоизобразительности, опора на жанровость сделает слушание сложной (и даже непрограммной) музыки увлекательным занятием.

Наступит момент, когда нечто не совсем понятное, неопределенное, возможно, не очень интересное вдруг волшебным образом обнаружит для ребенка свою скрытую сущность, обретет смысл.

Редко кому удается описать это ощущение словами. Это некое совпадение музыки и внутреннего «Я» человека, совпадение чувствования, состояния души, движения сердца, пристрастия. Человеку становится понятным нечто новое в области собственного внутреннего мира, возникает определенность своего эмоционального состояния. Он узнает в музыке собственное чувствование мира. Поэтому сентенция вида «музыка рассказывает о чувствах» для человека, которому на самом деле открылся смысл музыки, покажется плоской и ничего не объясняющей.

Музыка влечет человека как возможное средство обращения к себе. Именно поэтому она приносит столько радости, именно отсюда берет начало ощущение увлеченности, захваченности музыкальным произведением, стремление слушать его снова и снова.

Классическая музыка довольно трудна для восприятия, а неподготовленному слушателю практически недоступна. Но она содержит в себе смысловые богатства, которые не способны выразить ни человеческий язык, ни другие искусства. Научиться ее слушать, понимать и научить этому ребенка – важное, благородное дело.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + четырнадцать =