А. С. Макаренко о половом воспитании

НАнтон Семенович Макаренкоа фоне современного безобразия в некоторых подходах к «сексуальному просвещению» детей и подростков удивительно здравыми, обусловленными самой жизнью и нормальными движениями сердца человека выглядят мысли Антона Семеновича Макаренко.

Модная сейчас идея о свободе, здоровой естественности сексуальной жизни совсем не нова. В 1919 году, когда Макаренко принял руководство своей первой трудовой колонией, молодому советскому государству было 2 года. «Свобода половой жизни», как тогда выражались, была в этом государстве провозглашена вместе с другими революционными свободами (разве только «декрет о свободе» не выпустили). Мораль, предполагающая стыдливость, скрытность в деликатном вопросе, признавалась мещанской и антисоветской.

В этой связи даже как-то странно слышать такие слова из уст «главного советского воспитателя»:

Половое воспитание должно быть воспитанием любви, т. е. большого и глубокого чувства – чувства, украшенного единством жизни, стремлений и надежд.

Опять любовь. А где же естественность? Где свобода? О пресловутой свободе находим только это:

В настоящее время семья не имеет сходства с цепями, женщина освобождена от многих видов оскорбительного отношения к ней со стороны мужчины. Но некоторые люди неправильно поняли эту новую свободу, они решили, что половая жизнь человека может проходить в беспорядочной смене супружеских пар, в так называемой свободной любви. В строго организованном человеческом обществе такая практика половой жизни обязательно приводит к недостойной человека простоте отношений, к их вульгаризации, к тяжелым переживаниям личности, к несчастьям, к разрушению семьи, к сиротству детей.

Вероятно, Макаренко имеет право рассматривать этот вопрос не с точки зрения свободы, а с точки зрения любви. Антон Семенович наработал огромный опыт работы с детьми, детьми не домашними, а трудными, в том числе и с малолетними преступниками. Результат его работы был блестящим.

Макаренко утверждает, что вопрос о половом воспитании совсем не так труден, как это представляется. Родителям не стоит уделять ему чрезмерно много времени, он совсем не выделяется из ряда других воспитательных вопросов, и состоит с ними в одной связке.

Стоит только ясно поставить цель, которую должно достичь в этом вопросе, как он становится вполне ясным. Макаренко формулирует эту цель так:

Мы должны так воспитать наших детей, чтобы они только по любви могли наслаждаться половой жизнью и чтобы свое наслаждение, свою любовь и счастье они реализовали в семье.

Всякое другое воспитание педагог признает вредным и для детей, и для общества.

По мнению Макаренко, правильное половое воспитание достигается уже обычной, разумно устроенной жизнью ребенка в семье. Воспитывая в нем честность, трудолюбие, прямоту, искренность, привычку к чистоте, умение чувствовать и сопереживать другому человеку, родители воспитывают верное отношение к этой стороне жизни.

Вместе с тем, отмечает Макаренко, есть и специальные вопросы, которые всегда возбуждают особый интерес родителей. Один из таких вопросов – неловкость, чувство стыда при обсуждении каких-нибудь «таких» тем с детьми. А разве эта неловкость в нас неестественна?

Как отвечать на вопросы детей

Нам внушают беспокойство о том, чтобы ребенок был хорошо подготовлен к половой жизни, чтобы он не видел в ней ничего тайного, ничего стыдного. Для этого требуют посвятить его в тайну рождения детей как можно раньше, ни в коем случае не рассказывать сказок об аистах и капусте.

Макаренко пишет, что не следует делать из этого фетиша.

Во-первых, из того, что шестилетний малыш заинтересовался этим вопросом, совсем не следует то, что ему в нежном возрасте нужно все как следует разъяснить. Если он спросит вас об устройстве дизельного двигателя, вы что, найдете схему и будете подробно объяснять? Вы скажете: «Ты еще мал, это для тебя пока сложно, подрастешь – узнаешь». В окружающем ребенка мире много вещей, сложных для понимания, всякое знание хорошо в свое время.

Во-вторых, никакого особенно сильного интереса к этим вопросам у ребенка в малом возрасте быть не может. Его вопросы ситуативны, связаны с каким-нибудь наблюдением, действием и требуют коротких ответов. Настоящий интерес появится только в подростковый период.

Подробные ответы с физиологическим уклоном в малом возрасте, наоборот, опасны. Они могут вызвать дополнительное любопытство, возбудить воображение, иногда нездоровый интерес. Открытое и подробное обсуждение сексуальных отношений в раннем возрасте приведет к вульгарному рационалистическому взгляду на эту область человеческих отношений, что кладет начало цинизму. Это происходит потому, что ребенок еще ничего не знает о любви как высшем нравственном чувстве, об особом отношении к женщине.

Как отвечать на вопросы подростков

Другое дело – вопросы подростка. Сама жизнь вводит подростка в эту сферу. К тому же к подростковому возрасту ребенок уже знаком с темой любви из литературы, кино, опыта окружающей жизни. Он способен отнестись к этому с уважением.

Часто случается, что ребенок узнает о тайнах деторождения от сверстников и держит это знание в секрете. Этого не нужно бояться, наоборот, это хорошо. Представление о том, что некоторые стороны человеческой жизни составляют область секретную, интимную, правильны. Есть вещи, которые не нужно выставлять напоказ, вещи, которыми не стоит делиться даже с родителями.

Беседы с подростком должны происходить строго секретно между отцом и сыном, между матерью и дочерью. Они могут быть подробными и разносторонними. Они обязательно должны касаться гигиены, вопросов нравственности. А вот узкофизиологический разбор нежелателен – по сути, он циничен. Лучше дать подростку прочитать специальную книгу, чем говорить с ним о физиологии.

Отдельного внимания требуют случаи циничных разговоров и словечек, проскальзывающих в речи подростков, нечистоплотное отношение к женщине, неуемная кокетливость, излишнее увлечение нарядами, другие сигналы недостойного отношения и поведения.

Такие вещи нужно пресекать простым требованием более чистоплотного поведения, но требованием категоричным. Хорошо, если родители вслух резко отрицательно оценивают примеры такого поведения посторонних людей. Этим они покажут, что ожидают от своих детей лучшего.

Особенно строго в этой связи относился Макаренко к мату. Мало того что матерное слово оскорбительно для девушек, для мальчиков оно чрезвычайно вредно.

Для взрослого человека матерное слово – просто неудержимо оскорбительное, грубое слово. Произнося его или выслушивая, взрослый испытывает только механическое потрясение. Матерное слово не вызывает у него никаких половых представлений или переживаний. Но когда это слово слышит или произносит мальчик, слово не приходит к нему как условный ругательный термин, оно приносит с собой и присущее ему половое содержание. Сущность этого несчастья не в том, что обнажается перед мальчиком половая тайна, а в том, что она обнажается в самой безобразной, циничной и безнравственной форме… Частое произношение таких слов приучает его к усиленному вниманию к половой сфере, к однобокой игре воображения, а это приводит к нездоровому интересу к женщине, к ограниченной и слепой впечатляемости глаза, к мелкому, надоедливому садизму словечек, анекдотов, каламбуров. Женщина приближается к нему не в полном наряде своей человеческой прелести и красоты, не в полном звучании своей духовной и физической нежности, таинственности и силы, а только как возможный обьект насилия и пользования, только как оскорбленная самка. И любовь такой юноша видит с заднего двора, с той стороны, где человеческая история давно свалила свои первобытные физиологические нормы. Этими отбросами культурной истории и питается первое, неясное половое воображение мальчика.

На одной из лекций Макаренко спросили, что делать, если подросток увлекается книгами Мопассана, Куприна, которые он читает ради описаний любовных сцен. Иногда эти сцены стыдно даже прочитать вслух. Макаренко ответил, что запрещать бесполезно. Для мальчиков 15-ти лет острый взрыв интереса к «половому натурализму» характерен. И пусть лучше он читает Мопассана, чем слушает пошлые анекдоты товарищей. По наблюдению Макаренко, это некая болезнь, которую подростку нужно перенести как ветрянку в детстве, и она не развращает подростка и не превращает его в будущем в нездорового человека.

Воспитание любви

Рассматривая половое воспитание как воспитание любви, Макаренко дает практические советы в этом направлении.

  1. Пример родителей. Настоящая любовь между отцом и матерью, проникнутая уважением, заботой, нежностью воспитает в детях стремление к серьезным и прекрасным отношениям между мужчиной и женщиной.
  2. Любовь к родителям, братьям, сестрам, родственникам. Если ребенок не любит близких, если в нем воспитаны эгоистические начала, то он не будет способен и к настоящей взрослой любви. Такие люди легко меняют партнеров и «недалеко стоят от обыкновенного разврата».
  3. Любовь-дружба. Опыт такой детской любви, опыт длительной привязанности к какому-то человеку очень важен. Без такого опыта невозможно и взрослое отношение к женщине/мужчине как к другу. В этой связи необходимо заботиться, чтобы у детей были друзья, общие интересы с ними.
  4. Любовь к Родине. Возможно, Макаренко отдает здесь дань советской системе воспитания. Он замечает, что важно как можно раньше пробуждать у ребенка интерес к своему городу, предприятию, где работают родители, к стране, ее истории, к своим корням. Это воспитывает любовь к Родине – высшее проявление чувства любви.
  5. Любви нужно учить. Мы учим юношей и девушек чему угодно, только не любви. Первая любовь – это первое настоящее испытание личности человека. И она непременно наступит у каждого. Макаренко считает, что в этом случае полезен прямой разговор, без всяких прикрас. В этом разговоре необходимо донести до мальчика и девочки мысль об ответственности за каждый прожитый день, «за каждый кусок чувства», потому что за опрометчивые поступки приходится платить жизнью.

Девушек нужно учить большому уважению к себе, к своей женской гордости. Девушку надо учить, чтобы она даже приятных ей молодых людей встречала с некоторым перцем.

Режим дня

Хорошо организованный распорядок дня важен в нескольких отношениях.

Ребенок, привыкший к порядку с детства, не будет вести беспорядочной сексуальной жизни. Такая жизнь ему чужда. Эту привычку к порядку он потом перенесет и на свое отношение к другим людям, в том числе к мужчине или женщине.

Кроме того, беспорядочные, случайные встречи мальчиков и девочек, скука, безделье создают условия к началу беспорядочного опыта половой жизни. Подросток должен быть занят так, чтобы у него не оставалось времени на пустое времяпрепровождение. «Нормальная загруженность ребенка работой и заботой», при которой в течение дня необходимо думать о разных обязанностях и занятиях, а к вечеру образуется приятная усталость, — вот лучшее средство воспитания.

Правильный режим способствует также хорошему физическому самочувствию, по этой причине «слишком раннее половое переживание» не имеет почвы для возникновения.

Той же цели достигают и занятия спортом. Их польза настолько очевидна и известна, что доказывать ее ни к чему.

Макаренко постоянно подчеркивает, что точный распорядок детского дня – первое и самое необходимое условие правильного воспитания. И в целом, по мысли Макаренко, общие методы воспитания гораздо более важны, чем специальные.

Только в том случае, если эти начала и методы применяются в семье, становится более облегченным и эффективным и прямое воздействие родителей на детей и юношей при помощи бесед. Если же указанные нами выше условия не соблюдены, если не воспитывается чувство ребенка к отдельным людям и обществу, если не организован режим и спорт, никакие разговоры, даже самые остроумные и своевременные, не могут принести пользы.

Цитаты по книге: А. С. Макаренко Книга для родителей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 4 =